Газета ГРЕНИНГСРУФ

Главная / Статьи, публикации / Газета ГРЕНИНГСРУФ

Единственный официальный орган пункта исцелений Гренинга в Германии.

Издавался по поручению Бруно Гренинга.

Номер 1. Розенхайм, Траберхоф, 3-я неделя сентября.

Я остаюсь в Германии.

Обращение Бруно Гренинга.

Мои дорогие друзья! Я очень сожалею о том, что постоянно распространяются невероятные слухи обо мне, моем окружении и моих сотрудниках. У меня абсолютно нет намерения заниматься пропагандой и, поэтому, я до сих пор все никак не мог решиться дать информационному листку или газете название: «Официальный орган Бруно Гренинга». Но теперь я понял, что совершенно невозможно без собственного источника информации содействовать тому, чтобы излагалась только правда. Я просил, поэтому, издавать от моего имени информационный листок — газету: «Гренингсруф» — Единственных официальный орган пункта исцелений Гренинга в Германии. В будущем эта газета будет информировать моих друзей о том, что им нужно знать и делать, чтобы попасть ко мне или получить исцеление.

Как я могу попасть в Гренингу.

После того, как Траберхоф был назначен первым пунктом исцелений Гренинга, в самое кратчайшее время станет возможным исцеление, не как это было раньше — публично и на собраниях большой массы людей — так, как это делается на курортах и в здравницах. Господин Гренинг собирается открыть в Мюнхене бюро. В это бюро можно направить все запросы и просьбы об исцелении.

Для того чтобы предотвратить чрезмерный наплыв жаждущих исцеления, будут учитываться только те запросы, которые излагаются в письменной форме. После поступления писем, они сразу же будут вскрываться, и обрабатываться, а в качестве ответа будет высылаться талон на прием, выписанный на определенный день и имеющий номер. Этот талон выписывается на имя заявителя, и он будет действителен только при наличии удостоверения личности.

Из Мюнхена в Розенхайм будут ходить специальные автобусы и больные, имеющие такой талон, смогут доехать на них до Траберхофа. Благодаря этому нынешнее положение полностью изменится, так как без талона никто не сможет попасть в Траберхоф.

Мы просим, поэтому, отказаться пока от массовых демонстраций, чтобы предоставить господину Гренингу и его сотрудникам достаточно времени для проведения этих подготовительных мероприятий.

Свидетельствуют исцеленные Гренингом.

Иозеф Граф, Мюнхен 23, Холландштрассе, 09.03;

Общая слабость — прошла.

Губерт Губер, Эгере Пост Инцель — выбросил костыли.

Ганс-Юрген Матэс, родился 03.08.44г., Лоххам под Мюнхеном, Айхштрассе 13, — паралич левой ноги и искривление позвоночника — исцелены.

Мария Зайберт, Веслинг, 16,Мюнхен, — 2 года не могла ходить — исцелилась.

Людвиг Перутци, Мюнхен 12, Амдорфштрассе 91/6 — была нарушена барабанная перепонка — теперь снова слышит.

Антон Вебер, один глаз мертвый, четыре раза оперировали, теперь появились светоощущение.

Мария Дайперт, Эслинген — исцелилась.

Отхельм Бем, 2 года паралич левой стороны — исцелился.

Ганс Пенцкофер, Мюнхен 12, Конрадштрассе 02.02 — устранен дефект речи.

Мария Зимбек, Мюнхен, Хельригельскройтерштрассе 1а, один год слепоты, снова видит.

Тони Хаймбекер, Розенхайм, Шмуккгассе 6, онемел после жестокого обращения в немецком плену — исцелился.

Фран Видеманн, Фрайзинг, Нойландштрассе 22, ревматизм суставов — значительное улучшение. Хермине Унгер, Бад Виззее, Зетбаххайм, левое бедро — ощутимое улучшение.

Траберхоф — “Баварский Лурд”

В пятницу утром, около 4.00 часов утра, Бруно Гренинг, приехав из Херфорда, звонит в Траберхоф из автозаправочной станции на автобане в Штуттгарте. Он сообщает о своем прибытии и говорит, что приедет в Мюнхен рано утром.

Уже несколько часов ждут помощники Гренинга этот звонок, а перед Траберхофом, несмотря на проливной дождь уже стоят 6000 человек — больных и жаждущих исцеления — и ожидают Гренинга. В то время как Гренинг на другом конце линии договаривается о встрече, на балкон Траберхофа выходит молодой мужчина. Плащ-палатка через плечо, узкое лицо, обрамленное черной редкой бородкой и слегка волнистые волосы, придают ему лик апостола. Благодаря свету прожекторов, сумраку, царящему вокруг — небо заволокли дождевые облака — и непоколебимому полному доверию людей, ожидающих Гренинга, вся ситуация приобретает какой-то мистический характер. Ни единого шепота, ни единого звука — все замерло, а внизу сидели, лежали и стояли 6000 человек. Тут он поднимает свою левую руку как при принесении присяги, правую руку он кладет себе на грудь и начинает читать проповедь. То ли это слова ученого адвентиста, то ли на него оказали влияние учения иеговистов, все равно для большей части людей они непонятны. Но, несмотря на это, люди смотрят на него с полным доверием, так как многие думают, что с ними говорит Бруно Гренинг. Он рассказывает о «внутреннем голосе» который побудил его выступить, и говорит, что он обладает силой исцелять. Внизу, под его ногами, среди ожидающих людей, вдруг встает на ноги парализованная девочка и начинает корчиться так, как будто в нее вселился дьявол. Это единственный успех, которого добился «апостол на веранде». Помощники Гренинга не знают, как выйти из этой ситуации и очень обрадовались, когда он, наконец, закончил свою речь. В это время внизу стали раздаваться голоса людей, называющих его мошенником, и они подумали, что этот спектакль был специально организован помощниками Гренинга, чтобы ввести ожидающих его людей в заблуждение.

Когда молодой человек ушел, наконец, с веранды, мы спросили его, кто его уполномочил выступить и кто он. Он рассказал, что родом он из Судет, и что он уже два года “исцеляет”, и, в настоящее время, после того, как его выслали из Чехословакии, он живет в Меммингене. Господин Шульц, 20-летний молодой человек, говорит, что “внутренний голос” приказал ему быть рядом с Гренингом. «Я дам Гренингу то, что у него отсутствует», — сказал он. Когда мы его спросили, чего же не хватает Бруно Гренингу, он не смог дать вразумительного ответа, а его “внутренний голос” выражался как-то уж очень непонятно. Затем он уселся в угол и стал ждать Гренинга, с которым он очень хотел познакомиться.

Массовые исцеления ночью

Напряжение растет.

Ближе к утру напряжение становится еще сильнее. У некоторых иссякает терпение, и они пытаются подстрекать ожидающих Гренинга людей. Однако разум побеждает, и надежда на исцеление утихомиривает всех снова. Господин Лео Харварт обращается к ожидающим и призывает их к благоразумию. Он обещает, что Бруно Гренинг скоро будет с ними. Около 5 утра мы на своей машине едем в Мюнхен, чтобы встретится с Гренингом. Мы собираемся в бюро господина Харварта и ожидаем того единственного человека, способного только лично разрушить все слухи, которые возникли вокруг него за последние несколько дней. Затем мы сидим напротив него. Он такой же, как всегда. Ни один человек не заметит по нему, что он уже несколько дней не спал, а утренний легкий завтрак, который приготовила ему хозяйка дома, он оставляет нетронутым. Он не удивлен слухам, которые распространяются вокруг него. «Я знал, что так будет», — говорит он. «Плевелы должны быть отделены от зерен, а плохие люди от хороших. Дельцы, которые используют мое имя, чтобы сделать себе деньги, получат свое наказание». Самым существенным в этой беседе является то, что Гренинг посылает письмо в Мюнхенскую ежедневную газету, в котором он сообщает, что, никто, и даже граф Солтыков, который совместно с господином Питтом Зеегером учредил пресс-бюро Бруно Гренинга, никто вообще не имеет права публиковать что-либо от его имени.

Появившийся на многих газетных киосках листок: “Здесь будет говорить Гренинг”, который, предположительно, издан “пресс-бюро Бруно Гренинга” от имени графа Солтыкова и Питта Зеегера был напечатан не по моему поручению и поэтому не имеет полномочия выступать в качестве моего пресс — органа.

Подпись: Бруно Гренинг

Розенхайм, 10 сентября 1949 г.

Во время разговора звонит начальник полицейского управления Мюнхена, Франц Ксавье Питцер, и просит господина Гренинга прийти к нему на прием в полицейское управление. Господин Гренинг едет в управление со своими сопровождающими лицами: господами Харвартом, Хюльсманном, доктором Трамплером и господином Славиком. Там начинается обстоятельный разговор, в котором принимают участие: заместитель начальника полицейского управления Вайдеманн; замминистра доктор Швальбе; депутат ландтага (Ландтаг — парламент земли (Баварии) в Германии) Хаген; и адвокат Гренинга доктор Редель. Самым главным результатом этой встречи является: то, что Гренингу разрешили исцелять.

Господин, доктор Швальбе из МВД сообщает это господину Гренингу официально. Он может исцелять, если подтвердится, что он оказывает «дружескую услугу» больным людям. Гренинг замечает, что все его исцеления всегда являются дружеской услугой, и что у него никогда не было намерения делать бизнес с помощью своей целительной силы. Лицензия на целительскую практику и разрешение на учреждение целительских пунктов будут ему выданы сразу после подачи соответствующего заявления.

Это сообщение доктора Швальбе было воспринято с огромной радостью. Гренинг благодарит баварское правительство от имени всех страждущих исцеления за большое взаимопонимание и предсказывает, что благодаря этому разрешению можно прогнозировать много хороших дел на будущее. «Баварское правительство доказало, что оно обладает большим сочувствием к людям, чем другие, к которым я до сих пор напрасно обращался», — говорит Бруно Г ренинг в своем благодарственном слове.

В заключении этой встречи начальник управления просит господина Гренинга принять сына врача управления, который уже давно потерял зрение. Гренинг соглашается, и врач уходит, чтобы привести своего мальчика. В это время приходит супружеская пара, направленная сюда министром культуры доктором Хундхаммером, и просит об исцелении. В это время, как Гренинг еще разговаривает с остальными людьми, присутствующими здесь, уже начинается процесс исцеления этих двух людей. Они чувствуют, как новая жизнь начинает пульсировать в их телах. Затем приходит врач со своим сыном. Очаровательный ребенок, совершенно здоровый за исключением тяжелого недуга глаз, который не позволяет ему, как другим детям видеть вокруг себя наш разноцветный мир. Полный доверия, стоит он перед Гренингом, держит его за руку и робко отвечает на его вопросы. Проходит совсем немного времени, и мальчик говорит нам, что уже может видеть слабый свет. Гренинг просит прийти его снова через три дня, чтобы закончить начавшийся процесс исцеления.

Воздействие силы Гренинга произвело на всех очень большое впечатление. Господина Харварта это потрясло настолько, что он попросил господина Гренинга взять шефство над его сыном, который в ближайшее время будет проходить конфирмацию. Господин Харварт благодарит Гренинга за его согласие сделать это.

Поездку в Бремен Бруно Гренинг совершил на машине своего мюнхенского пациента, так как собственного транспорта у него не было. Он посетил его (пациента) еще до своего возвращения в Розенхайм.

В Розенхайме, между тем, количество ожидающих стало еще больше. Уже более 10000 человек ожидали Гренинга. Несколько сотен машин и автобусов охватили широким полукругом Траберхоф. Все они привезли больных людей в первый пункт исцеления Гренинга в Германии. Когда злые люди с намерением навредить господину Харварту говорят за его спиной, что он хочет сделать на Гренинге бизнес, то эти люди могут сами в любое время убедиться, что это явно не тот случай. Прекрасные пастбища и выгоны для скота, красивые скверы перед Траберхофм с их благородными елями и соснами — все это вытоптано. Траберхоф, бывший когда-то маленьким идиллическим раем, где господин Харварт, не имеющий квартиры в Мюнхене, проводил обычно свое свободное время, стал теперь местом, где собрались тысячекратное горе, необозримая беда и мучительные страдания. В доме царит постоянное беспокойство. Тот, кто здесь живет, уже не знает ни свободного времени, ни сна, ни покоя. День и ночь осаждают этот дом страждущие исцеления. В плохую погоду они пытаются пробраться во внутренние помещения, битком набитые другими людьми. Они считают, что им обязательно нужно проникнуть вперед, ближе к господину Гренингу. Порой они становятся нетерпеливыми, если господин Гренинг все еще не приезжает до обеда. Господин Харварт обещал, но он не мог и предположить, что сегодня состоится эта встреча в полицейском управлении, иначе он привез бы господина Гренинга в Розенхайм еще до обеда. Он дал слово, а теперь ожидающие Гренинга люди требуют выполнения этого слова. Они не могут понять, что везде, где появляется Гренинг, его сразу же окружают люди, которые, как и все здесь в Траберхофе, ищут исцеления.

В бюро Г ренинга не прекращаются телефонные звонки. Постоянно звонят люди, которые хотят знать, будет ли Брунро Гренинг снова здесь. Сложно позвонить по личному делу или в Мюнхен. Наконец, нам удалось дозвониться до Мюнхена. Гренинг уверяет, что он вскоре будет в Розенхайме, и тысячи людей, ожидающих его, воспринимают это сообщение с большим удовлетворением.

Гренинг приезжает

Ожидания сбылись:

Парализованные смогут ходить, слепые смогут видеть.

Площадь перед Траберхофом, подъездные улицы и пути к конному заводу и выгону напоминают огромный армейский лагерь инвалидов. По краям разместились палатки и киоски, в которых продается все, от булочек с колбасой до складных стульев, все то, что здесь может быть востребовано. На стоянке стоит несколько сотен велосипедов, а к автостоянке вообще уже нет пути. Прилегающие усадьбы становятся местами ночевок, и, день и ночь, дорожная полиция регулирует движение транспорта. На одном из выгонов поставлены палатки. Это американские армейские палатки, которые должны принять тяжелобольных. Сестры баварского Красного Креста ухаживают за нуждающимися в помощи. Во дворе конного завода стоит машина с аппаратурой для видео — и звукозаписи и с сотрудниками радио и телевидения, которые также как и мы все ночь напролет ждали Бруно Гренинга. От электролиний на крыше Траберхофа ведут толстые кабели во все комнаты дома. Во многих местах, и в первую очередь, на веранде стоят огромные прожекторы кинокомпании Рольфа Энглера. Именно они освещали огромное собрание людей и позволили производить съемки даже в темноте. Рольф Энглер, самый молодой кинопродюсер Баварии, снимает здесь фильм. В качестве своей задачи он выбрал самую трудную тему. Он хочет документально запечатлеть все этапы исцелений для того, чтобы позднее можно было бы подтвердить действие силы Гренинга.

Около 16 часов большой красно — желтый автомобиль едет в направлении Траберхофа. Эта машина была взята на прокат в компании “Экспорт — такси”. Кинокомпания “Энглер — фильм” арендовала его, и в нем ездили в Бремен руководитель съемок господин Шиндлер и кинооператор Хехт. А теперь в этой открытой машине стоит Бруно Гренинг, справа и слева эскорт полицейских. Как только первые из ожидающих людей видят его, происходит неописуемое ликование. После того, как Гренинг выезжает в Траберхоф, радостные, взволнованные восклицания переходят в песнопение: «Великий Боже, хвала Тебе».

Исполненное одновременно 15000 человек, оно становится знаком благодарности Гренингу за его приезд. Когда Гренинг во дворе выходит из машины, его сразу же окружают больные люди. С трудом ему удается подняться по узкой лесенке на веранду, которая расположена с задней стороны дома. Не здороваясь с нами, он сразу выходит к ожидающим его людям и приветствует их. Затем он возвращается к нам, пожимает всем нам руки, собирается несколько минут и выходит к людям. Его слова воспринимаются с глубоким потрясением. Он рассказывает о своей прежней работе, о своих попытках организовать пункты исцеления и о своей борьбе с властями.

Затем он обращается в первую очередь к тяжелобольным. Вскоре из массы людей раздаются возгласы: «Господин Гренинг, исцеление». Слова Гренинга: «Парализованные будут ходить, слепые – видеть», — начинают сбываться. Один парализованный машет господину Гренингу костылем; другой показывает всем рядом стоящим устройство для облегчения ходьбы, которое ему уже больше не нужно; отец поднимает высоко своего сына, который снова стал видеть; мать, сквозь слезы, благодарит Гренинга за помощь, выпавшую на долю ее детей. Все это происходит до тех пор, пока вся эта большая масса людей не начинает снова петь молитву, которая в этот день еще часто будет повторяться, перемежаясь с хоралами и песнопениями. До поздней ночи продолжаются исцеления.

Количество людей, между тем, не уменьшается, а уже давно стемнело. И еще долго будут светить прожекторы, когда Гренинг будет снова выходить на веранду, и исцелять. Он просит людей возвращаться домой, и не думать больше о болезни, а верить в исцеление и ждать. Затем стали исцеляться даже те, которые до сих пор не верили в исцеление, а теперь почувствовали изменения в своем теле. Самое важное — это то, чтобы они верили в Бога, и в то, что он хочет их исцелить. Когда Гренинг, наконец, покидает веранду, то он идет во двор, где его ожидают больные, лежащие на носилках. После них наступает очередь ищущих помощи, которые находятся в игорном зале и также надеяться на то, что Гренинг их исцелит. Целую ночь напролет Гренинг не знает покоя. Он всегда готов помочь и исцелить, верный той цели, которую он перед собой поставил.

G. S.