Анна фон Эшенбах

Главная / Сообщения очевидцев / Анна фон Эшенбах

Анна фон Эшенбах записала в 1950/1951гг. разные случаи, которые происходили вокруг Бруно Гренинга в Грефелфинге, Фремденхайме и Вайкерсхайме.

Вот несколько выдержек:

Однажды, во втором ряду сидела одна молодая женщина с похудевшим лицом и девятилетней девочкой. Гренинг ее спросил: «Ну, мамочка, что вы чувствуете?» Женщина ответила: «К сожалению, ничего, господин Гренинг».

Бруно Гренинг: «Да, мамочка, не надо все время вспоминать прошлое! Страх прошлого еще мучает вас, вам надо его сначала отпустить. Это было во время бомбежки. Вы были беременны на восьмом месяце, находились на даче, и были засыпаны землей. Когда вы были спасены, родился ребенок, он был слепым, правда?»

Женщина ответила удивленно: «Да, это правда».

Бруно Гренинг: «Не думайте больше об этом страшном времени, твердо верьте в помощь Бога и просите Его! Вам не нужно больше брать с собой ребенка, если сами будете крепко верить…» Через восемь дней женщина пришла снова. Озабоченное выражение лица исчезло, она выглядела помолодевшей. Когда Гренинг ее спросил, она ответила: «Сегодня по моему телу струится тепло, и я чувствую себя радостно и свободно».

Бруно Гренинг: «Ну, мамочка, и дальше так, тогда скоро свершится».

Через неделю эта женщина пришла опять, и Бруно Гренинг в середине своего доклада подошел к ней, молча постоял и сказал: «Мамочка, в четверг в 17.40 возьмите свою дочь и отведите ее в затемненное помещение, она сможет видеть. А так как она никогда еще не видела ни красок, ни форм, она может испугаться, а от испуга заболеть. Приучайте ее медленно ко всему окружающему!»

Так как этот случай меня очень заинтересовал, я навела справки и узнала позже, что все было с точностью до минуты так, как сказал Бруно Гренинг. Несколько лет спустя, я спросила Бруно Гренинга об этой девочке и узнала, что она видит совершенно нормально, будто она никогда не была слепой.

Однажды привезли молодую женщину с очень бледным лицом в инвалидной коляске. Во время доклада она потеряла сознание и выглядела, как мертвая. Бруно Гренинг только коротко взглянул на нее и успокоил присутствующих, особенно мужчину, стоявшего возле нее, которые очень испугались. Примерно через полчаса она очнулась, потянулась, щеки покраснели. Она встала из инвалидной коляски и подошла к Гренингу, еще не совсем уверенно, но с сияющим и удивленным выражением в глазах. «Хорошо, милая женщина, когда опять можно стоять на собственных ногах, да еще и сердечко к тому же бьется нормальным тактом. Но теперь не надо сразу стремиться догонять все потерянное, медленно приучайте тело к своим обязанностям!»

Когда женщина хотела его поблагодарить, Гренинг сказал: «Благодарите Бога! Я только его маленький помощник, но докажите, что вы настоящее Божье дитя!»

Мужчина, который ее привез, встал и сказал взволнованно: «Господин Гренинг, я ее муж и сам врач; для меня моя жена была неизлечимой, несмотря на то, что я все перепробовал. Но у нее было только одно желание — попасть к вам. Я был уверен, что она еще по дороге сюда умрет, у нее было настолько больное сердце, что каждое движение угрожало ее жизни. Я потрясен этим чудом и едва могу этому поверить!»

Плача от радости, он выставил инвалидную коляску, и они с женой сели на стулья и вместе с другими прослушали двухчасовой доклад. Он часто со стороны посматривал на свою жену так, как будто должен был сначала привыкнуть к облику своей здоровой и счастливой жены.

В задних рядах часто сидели глухие, которых Гренинг очень тихо спрашивал: «Если я так громко говорю, вы слышите меня?» Ответ одного ищущего помощи: «Да, если вы так громко говорите, я слышу каждое слово, а в голове у меня такое жужжание, будто бы в ней какой-то комар». Все смеялись, так как слышали, как тихо спрашивал Гренинг».