Рассказ господина Косбаба

Главная / Сообщения очевидцев / Рассказ господина Косбаба

Пережитые исцеления с Бруно Гренингом

 на восточно – фризском острове Нордернее в 1950 году

Я работал парикмахером с мая 1948 по сентябрь 1950 года в Нордернее. В 1949 году я заболел, и меня положили в больницу. Там врач установил аппендицит, и  меня прооперировали. Я похудел и стал весить 98 фунтов. Врачи сказали, что не выпишут меня из больницы, пока я не поправлюсь хотя бы на 100 фунтов. Даже будучи уже дома, мне приходилось продолжать лечение. Мои нервы были уже на пределе. Но как – то я услышал о человеке, который совершает поездки по городам, исцеляя чудесным образом больных людей. Это было в 1950 году. Наконец этот целитель приехал в Нордерней, чтобы помочь и там людям. Я жил в то время в Норддайхе. Взяв с собой немного денег, я поехал в Нордерней и поселился там у своих знакомых.

Через некоторое время я отправился в местный тир. Зал тира был полон. Там собралось около 250 человек. Все ждали Бруно Гренинга. Внезапно он появился и все закричали: «Господин Гренинг!» Некоторые присутствующие пытались дотронуться до него. Он прошел мимо меня в зал. Внутрь я попасть не смог из-за отсутствия входного билета, так как я не являлся жителем Нордернея. В зале были даже молодые люди, которых принесли на носилках, некоторые были на инвалидных колясках. Бруно Гренинг поднялся на сцену. Мы могли все отлично наблюдать с улицы через окно. Потом я увидел одного из тех молодых парней, которые прибыли на носилках, выбегающим из зала. Он кричал: «Я здоров! Мне не нужны больше носилки!» У нас всех дар речи пропал, когда мы это увидели. Я подумал: «Не может этого быть!»  Между тем зал покидали другие исцеленные.

На другой день снова стали раздавать билеты. Тем временем я побывал у своего начальника и выпросил у него справку с работы, чтобы, наконец, получить разрешение присутствовать в зале. На следующий день я сидел уже в зале, где на стульях и скамьях разместилось более 150 человек. Я сидел примерно в восьмом ряду. Тут стали раздавать шарики из фольги. Шарик надо было держать в правой руке. По этому поводу нам было сказано: «Крепко сожмите его и забудьте о своей болезни!» И так мы просидели с шести часов вечера до часу ночи. Была полнейшая тишина. И еще в зале было очень жарко и душно. Среди нас находилось много пожилых людей. Многие падали в обморок, другие вынуждены были лечь прямо в проходе. Вдруг около часу ночи распахнулась дверь, и в зал вошел Бруно Гренинг. Он был в кожаном пальто. За ним следовало еще 15 человек.

Когда Бруно Гренинг проходил мимо лежащих в проходе, он сказал:     «Ну что вы тут разлеглись, вставайте и садитесь на свои места!» Все прежде лежавшие люди послушно расселись. Мы смотрели на все это и думали: «Этого не может быть! Подобное происходило раньше…». Все были очень удивлены.

Бруно прошел вперед, за ним последовали все сопровождавшие его. Среди них находились и врачи, прибывшие с Нордернея, а также с материка. Бруно поднялся на сцену. Сняв свое пальто, он попросил всех инвалидов, которые могли с трудом передвигаться, подойти к нему поближе. С разных мест поднялись люди и двинулись к сцене. Многие помогали себе при ходьбе палкой. Было много и таких, кто шел на костылях. Среди них была женщина с палкой. Она еле-еле шла, так как, по-видимому, была полупарализована. Но вот и она села в первом ряду. Бруно Гренинг встал перед ней и сказал: «Дайте мне сюда вашу палку!» Женщина протянула ему свою палку. Тут он схватил ее за один конец, женщина крепко держала ее за другой. Затем он спросил ее: «Вы что-нибудь чувствуете?»  «Да» — ответила женщина, — «У меня ощущение, словно мурашки побежали». После этого Бруно приказал ей: «Возьмите палку, идите на улицу и потренируйтесь там, походите». Женщина встала и поковыляла через весь проход к выходу. Через 10 минут она снова вошла в зал, крича еще от самого входа: «Мне уже не нужна палка!» Она прошла вперед и снова села на свое место. Затем Бруно сказал: «Дайте мне вашу палку!» Женщина снова протянула ему палку, Бруно взял ее и сломал пополам. А потом протянул женщине оба обломка со словами: «Возьмите себе на память».  Я подумал: «Вот твой шанс стать здоровым!»

Тут кто – то сказал: «Я ничего не слышу!» На что Бруно Гренинг ответил: «Идите в конец зала». Затем, когда этот мужчина встал у стены, Бруно Гренинг совсем тихо сказал ему: «Вы слышите меня, вы слышите меня?» Потом он сказал ему: «Идите сюда и садитесь на свое место». Мужчина уже все прекрасно слышал, как и любой другой здоровый человек.

Потом там был еще один человек, который обратился к Бруно со словами: «У меня всегда такие сильные боли в спине». Бруно ответил ему:    «Надавите своей рукой в то место, где у вас болит». Потом он спросил одного из врачей, что это могло бы быть. Врач сказал, что может быть четвертый сверху позвонок. «Да, так вот надавите на него рукой»,- попросил Бруно врача. Тут мужчина воскликнул: «Боли прошли!»

Кто-то сказал: «У меня болит голова», кто-то другой сказал: «У меня болит сердце». Тут Бруно сделал какое-то движение рукой, после чего все услышали, как эти люди радостно воскликнули: «Боли исчезли!»

В три часа ночи Бруно Гренинг сказал: «Идите теперь все домой, и выбросьте свои болезни!» Около 25 человек отправились домой. Остальные столпились в проходе. Я подумал: «Вот возможность, раз уж ты здесь, подойди к нему и поговори». И вот я уже направился к нему. После давки в проходе я оказался прямо перед ним: «Господин Гренинг!» Он остановился, наклонился ко мне, так как сцена была немного повыше, посмотрел на меня и сказал: «Вы еще молоды». «Да», — ответил я,-  «Мне 32 года. Господин Гренинг, у меня постоянные боли слева». Точнее говоря, левая половина тела у меня была почти парализована, и я уже не мог поднять левую руку. Тут Гренинг сделал движение рукой, будто он хотел что- то сказать, что это, мол, мы сейчас вырвем из тела и выбросим вон. Было такое чувство, будто стоишь перед пышущей на тебя жаром печкой с открытой заслонкой. Я испугался, повернулся и вышел наружу из зала. В то время я уже два года как страдал от бессонницы, и нервы мои истончились до предела. Но после всех этих переживаний я снова стал спокойно спать, и когда пришла весна, я продолжил свою работу в Нордернее. Я, как и прежде, чувствовал себя здоровым и был в полном порядке.

Там был еще один мужчина, работавший на местном радио в Норддайхе. Как-то он менял у радиоприемника лампу и его ударило током. Через его тело, должно быть, прошло около 10000 вольт. С тех пор ходить он мог только при помощи двух палок. Бруно Гренинг сказал ему: «Дайте — ка мне ваши палки». Затем Бруно взялся за концы обеих палок, другие концы держал мужчина. «Что вы сейчас чувствуете? Скажите как специалист».

«Тут примерно 60 вольт», — ответил ему мужчина. Они простояли так некоторое время. Потом Бруно сказал, что хотел бы еще раз с ним встретиться. Через две недели я встретил этого мужчину на одном празднике и спросил, как у него дела. «Я езжу на велосипеде. Иногда я еще чувствую, что тянет в ногах или руках, но так вообще-то уже все прошло».

Тогда, после второй мировой войны дела у немецкого народа были плохи. Все болели и голодали. Не хватало медикаментов. Единственная надежда у многих была на чудо. Как раз в это время и появился Бруно Гренинг.