Специальное сообщение с места исцеления в Розенхайме (Часть 2)

Главная / Статьи, публикации / Специальное сообщение с места исцеления в Розенхайме (Часть 2)

НОЧЬ ВЕЛИКИХ ИСЦЕЛЕНИЙ

Специальное сообщение с места исцеления в Розенхайме (издатель:Цайтунгсблитц Ганс Бетцингер, Розенхайм).

  1. Розенхайм, начало сентября 1949 год.

Беседы с исцеленными. Часть 2

Ближе к вечеру этого полного событиями дня я пытаюсь установить имена и адреса исцеленных, но в суматошной массе возбужденных людей осуществить это удается только частично. Большинство из них направились домой с уже осознанной радостью. Но все же еще остались сидеть несколько оживленно дебатирующих групп людей, и я стараюсь записать самые важные случаи.

Господин Карл Петерс из Бад Эссена, отель Нидерзаксен, 54 года, два дня назад он приехал в Траберхоф и уверял всех, что с тех пор, как г-н Гренинг пожал ему руку и дал шарик, он почувствовал ощутимое улучшение и облегчение своих недугов. В течение многих лет он страдал атрофией мускулов правой руки и левой ноги. С 1944 года его сын должен был даже носить его на руках. Лечение у различных профессоров  было до настоящего времени безуспешным и стоило ему многих тысяч марок. По мнению Гренинга его страдания прекратятся через несколько недель. Уже на следующий день после встречи с Гренингом произошло дальнейшее улучшение его состояния.

Затем, 15-летняя парализованная девочка рассказала мне, что во второй половине дня, ближе к вечеру, она вдруг ощутила в себе силу, мужество и волю встать и попытаться сделать свои первые шаги после многолетней болезни. Многие свидетели подтвердили, что свою инвалидную коляску, которая служила ей раньше средством передвижения, она сама повезла домой.

Вот как раз подходит состоятельная супружеская пара из Англии. Сегодня, рано утром, они прилетели на своем самолете в Мюнхен и в 14 часов приехали в Траберхоф. Радостно и охотно отвечали господа на мои вопросы об их самочувствии. Дама страдала тяжелой формой бронхиальной астмы, а ее супруг испытывал сильные боли от ишиаса. Здесь также сбылись слова Гренинга о том, что исцеление возможно для всех верующих людей, независимо от положения в обществе, национальности и религии.Даже, несмотря на то, что англичане не представлены Гренингу лично, они почувствовали значительное облегчение и твердое убеждение в том, что получат полное исцеление от своих многолетних болезней. Когда англичане узнали, что Гренинг не может получить разрешение на свободную созидательную деятельность, они сразу же предложили ему свое огромное поместье в его распоряжение.

Около 22 часов господинГренинг звонит по телефону и сообщает, что он, возможно, на этой неделе еще не вернется и просит всех отправиться домой. Несмотря на это, прошло еще несколько часов, прежде чем возбужденная масса людей только частично покинула дом.

Благодатная тишина царит на плотно заполненной людьми лестнице и лестничной площадке перед вторым этажом. Здесь представлены тяжелейшие случаи паралича, слепоты, глухоты, астмы, вплоть до рассеянного склероза. Всостоянии глубочайшего сосредоточения на процессе исцеления они держат серебреный шарик, пытаясь сконцентрировать свое внимание настолько, насколько это позволяют их боли.

Между тем наступило 8 часов утра. Каждый из нас все же надеется на скорое возвращение великого целителя. Около 10 часов утра, в субботу, со стороны Мюнхена появляется, наконец, черный мерседес, и Гренинг, совершенно незаметно для окружающих его людей (а их снова собралось уже несколько тысяч) проходит через заднюю дверь в дом.

ГРЕНИНГ ПРИНИМАЕТ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ ПРАВИТЕЛЬСТВА.

В это время из Розенхайма приезжает ландрат (руководитель окружной администрации), господинКнотт с господами из своего окружения, которые прибыли по поручению правительства, и хочет переговорить с Гренингом.

После продолжительного ожидания мы, наконец, сидим наверху в зимнем саду в тесном кругу, и по окончании сердечных приветствий происходит примерно следующий диалог:

Ландрат: «Господин Гренинг, я приехал сюда по поручению МВД, и моей задачей является ознакомление с данной ситуацией и составление отчета. Намереваетесь ли Вы здесь остаться?»

Гренинг: «Да, я хочу здесь остаться, так как убежден, что как раз здесь, в Баварии, мне представлена последняя возможность исцелять и помогать людям. Если мне освободят путь для осуществления этого, то я останусь. Если же мне не дадут разрешения на использование моей целительной силы, которую я несу в себе и чувствую, для оказания помощи этим бедным людям, там внизу (при этом он указал рукой на многотысячную неспокойную массу людей перед домом), то тогда никто не сможет мне помешать пойти, однажды, туда, где меня ждут с распростертыми объятиями. И где я без какого – либо ограничения могу делать то, что является моим несомненным призванием. Я уже все подготовил, чтобы со дня на день исчезнуть за границу. За мою доброту меня преследуют везде. Куда бы я ни пришел, везде одно и то же: «Ты не имеешь право!» Я ничего для себя не требую, совсем ничего, ни еды, ни питья, ни пожертвований, ни вознаграждений.

Когда я однажды – это было в Гамбурге, по настоятельной просьбе исцеленного ребенка, взял у него кусочек пирожного, то сразу же какой – то клеветник из прессы раздул этот инцидент.

Везде есть люди, которые хотят меня уничтожить, даже посадить в тюрьму».

Ландрат: «Господин Гренинг, я здесь по той причине, что как ландрат я обязан сообщить о событиях, происходящих в моем округе. Против Вас я ничего не имею, я не собираюсь ничего предпринимать против того, чтобы Вы исцеляли здесь людей. Что касается меня, то в моем округе Вас никто не потревожит, и Вы имеете полную поддержку до тех пор, пока это не будет противоречить закону. Знаете ли Вы, чем вызваны осложнения в настоящее время?»

Гренинг: «Да, я знаю, за этим стоят врачи, которые боятся за свои заслуги и не хотят меня понять из – за своей ученой надменности. Видите ли, в Германии 70000 врачей, для меня это слишком мало. Я не отбираю у них хлеб, максимум, что я делаю, так это еще немного помогаю им!»

Ландрат: «Вы чувствуете в себе силу к исцелению уже давно?»

Гренинг: «Да, она была дана мне еще в колыбель. Моя мать, которая родила семерых детей, не почувствовала ничего после моего рождения. Уже через полчаса после этого она встала, и этим все закончилось».

Ландрат: «А Вы ощущаете эту силу как Божественное вдохновение?»

Гренинг: «Да, я изучил человечество. Я так глубоко впитал в себя чисто Божественное начало, что отнять у меня это не сможет ни один человек и никакой закон не сможет мне помешать. Я не подчиняюсь приказу, исходящему от человека, и даже если ценой этому, возможно, будет моя жизнь, то и тогда я не перестану делать добро людям. Я чувствую каждого человека, пришел ли он ко мне с чистым сердцем или несет в себе что – то дьявольское. Я знаю, все великое должно быть завоевано, и тем самым будет моя помощь!»

Ландрат: «Мне хотелось установить с Вами личный контакт, и я благодарю Вас за этот час нашей беседы. Что касается меня, то я гарантирую Вам свое расположение!»

Гренинг: «Так как я на несколько дней уезжаю в Бремен, то я поручил своим помощникам передать ожидающим меня людям, что, несмотря на мой отъезд, я остаюсь с ними. Где бы я ни находился, я буду исцелять их оттуда, и я счастлив, что смогу им помочь. Самыми лучшими людьми, к которым я до сих пор приезжал, являются «баварцы» и, вообще, жители южной Германии, которые глубоко верят в Бога и очень восприимчивы!»

Ландрат: «Я считал, что Вы можете вылечить почти любую болезнь. А возможно ли это уже при наличии органических изменений?»

Гренинг: «Господин ландрат, не существует таких болезней, которые я бы не смог вылечить. До настоящего времени в качестве доказательства я предоставил вам только 5% моего мастерства. Раньше, только рак из всех болезней еще оставался проблемой для меня, но теперь я смогу исцелить также и эту болезнь, пусть даже орган уже слишком съеден раком. Я знаю, что в ближайшем будущем найдется достаточно врачей, которые объявят о своей готовности работать со мной».

К этой беседе присоединились позднее два молодых врача, которые и предложили господину Гренингу использовать в качестве места исцеления санаторий «Аскапия» на 45 мест в БадВиззее на лзереТегернзее, так как они полностью признали его уникальные целительные способности. Переговоры по этому вопросу будут продолжены.

И вот Гренинг, встреченный тысячекратным ликованием огромной массы людей, которая по оценке надежных источников составила 8000-10000 человек, выходит на теперь уже «исторический» балкон для того, чтобы еще раз перед своим отъездом обратиться к страждущим исцеления: «У меня сегодня есть не так много, что вам сказать. Но одно вы должны знать. Мне очень жаль покидать вас на несколько дней, так как, наконец, стало возможным осуществить мое самое заветное желание: владелец этого поместья господин Харварт предоставил сегодня в мое распоряжение всю свою землю, весь свой дом и все, что к этому относится для организации первого в Германии пункта исцеления. Раньше это был зал для игр (при этом он указал рукой на пристройку), в котором люди жадно гребли деньги. Теперь будет наоборот. Теперь, с Божьей помощью, здесь возникает первое в Германии место исцеления от болезней. И, таким образом, каждый, наконец, сможет получить здесь исцеление, если он придет с верой в сердце и доверием ко мне. Если я даже на несколько дней уеду, то, несмотря на это, я останусь с вами, и буду исцелять вас на расстоянии. Ибо, где бы я ни находился, мой дух всегда с вами! Но только с теми, которые несут в себе настоящую веру».

Теперь Гренинг обращается с несколькими вопросами к слушающим его людям: «Есть у вас терпение?», — тысячекратное: «Да». «Есть ли у вас доверие ко мне?», — снова прогремело: «Да». «Есть ли у вас вера в Бога и храните ли вы ее в сердце?», — в третий раз хор людей отвечает «Да». «А теперь я хочу попрощаться с вами от имени Бога!»

И вдруг до нас на веранду долетел возглас мужчины, который еще несколько минут назад хватал ртом воздух: «Я здоров! У меня была астма! Я благодарю тебя, Гренинг!»

Затем дарующий исцеления Гренинг продолжал: «Мои дорогие! Не думайте больше о своей болезни, отодвиньте ее в сторону, и только полностью сконцентрируйтесь на том, что вы ощущаете в своем теле. И произойдет то, что должно произойти для каждого человека, то, что он заслужил и то, что он себе желает. Ваше сердце, тело и душа должны быть чисты. Тогда Бог сможет войти туда, где до этого был сатана. Тогда я смогу вам всем помочь! В конце концов, вы все дети Бога. Но самым великим врачевателем был и остается наш Господь Бог! Отпускайте меня до следующей среды (7.09. прим. Ред.). Я всегда буду с вами. Я дам вам знать, когда отправлю сюда тот исторический стул из Герфорда, на котором уже многие получили исцеление.

Стул, на котором я сидел, исцеляет! Земля, на которой я стою, исцеляет! Улица, по которой я иду, будет также исцелять!»

Спустя некоторое время большой туристический автомобиль покидает Траберхоф.

(Продолжение следует)